Рынок как он есть

Журнал ЭнергоРынок, 2006 год

    Опыт - это гребень, который жизнь дает нам после того, как мы потеряем последний волос.
    Бельгийская пословица

    Введение
    Данной статьей мы бы хотели начать цикл публикаций, посвященных процессам, происходящим на розничном рынке, их взаимосвязи с оптовым рынком и практическим механизмам организации энергосбытовой деятельности в условиях либерализации рынков энергии.
    С системой блочных тарифов, являющихся следствием последователь-ной либерализации оптового и розничного рынков энергии, я столкнулся еще в 2003 г., когда имел счастье проработать пять месяцев в электроэнергетической компании Scottish & Southern Eng., в сбытовом подразделении Southern Electric. Поскольку до этого опыта я не знал ничего об энергетике как таковой, очень трудно было осознавать, что электроэнергию и газ можно продавать как розничный товар наряду с игровыми приставками, кухонными наборами, сигнализациями для жилых домов и т. п. При этом данный товар с неизменным успехом продвигался командами сейлзменов, нанятыми оптовыми перепродавцами для заключения контрактов на различных ценовых условиях, предусматривающих различные варианты платежей. Большую часть рекламного эфира на центральных телевизионных каналах занимала имиджевая реклама сбытовых компаний, осуществляющих поставку электроэнергии и газа потребителям розничного рынка, а не привычная нам реклама сотовых провайдеров, напитков и прочих товаров с высокой эластичностью спроса. Все это не укладывалось в голове: как можно рекламировать такой же по своей природе, сущности и качеству товар, не содержащий на себе штампа конкретного производителя? Осознание пришло позже, после ряда тренингов, посвященных дерегуляции в энергетике и либерализации рынков энергии, и общения с потребителями (domestic customers), задающими себе все эти вопросы на протяжении более чем 12 лет.
    Понимание и практическое представление о механизмах и результатах реформирования электроэнергетики в странах, успешно реализующих концепцию дерегуляции топливно-энергетической отрасли, во многом поможет экстраполировать вектор развития взаимоотношений рыночных субъектов и формализовать новые бизнес-процессы, обеспечивающие эффективное функционирование энергосбытовой компании в условиях либерализации рынков энергии.

    Рынок
    Реформа топливно-энергетической промышленности началась в Великобритании в 1989 г. с последовательного перераспределения топливного баланса и, как ни парадоксально, либерализации газовой, а не электроэнергетической отрасли. По словам консультантов, отвечавших за подготовку сейлзменов, причина тому была очевидной: нельзя создавать конкурентную отрасль, обеспечивающую вторичную переработку углеродного сырья, не сформировав конкурентный рынок первичных топливных ресурсов, являющихся сырьевой базой данной отрасли. Но следует помнить, что реформа в Великобритании не была вызвана дефицитом мощности, а обусловливалась желанием государства более эффективно использовать имеющиеся энергетические активы, обеспечив привлечение зарубежного капитала. Спецификой стратегии развития российского топливно-энергетического комплекса можно считать последовательную приватизацию разделенных по видам деятельности энергетических компаний с целью привлечения инвестиций на развитие генерирующих мощностей и создания в лице ОАО "Газпром" регулятора формирования необходимой рентабельности бизнеса, обеспечивающей приток и гарантированность инвестиций.
    Территориальное разделение и определение реестров гарантирующих поставщиков в октябре-ноябре 2006 г. согласно постановлению Правительства РФ № 530 напоминает организацию "материнских" территорий конкурентных энергосбытовых компаний в Великобритании, которые к 1998 г. могли предложить свои услуги любому потребителю, находящемуся на территории того или иного субъекта объединенного королевства. Процедура перехода потребителя от одной энергосбытовой компании к другой занимала не более 30 дней, что обеспечивалось оперативным электронным документооборотом между энергосбытовыми, сетевыми компаниями и регулирующими органами. В 2002 г. после прекращения регулирования тарифов тарифное меню энергосбытовых компаний превратилось в основной механизм борьбы за расширение клиентской базы, где в рамках предельных уровней цен, определенных самой энергосбытовой компанией по результатам покупки электроэнергии на оптовом рынке энергии, маркетинговые службы оценивали возможность снижения нерегулируемого тарифа для расширения клиентской базы и увеличения лояльности потребителей к бренду компании. Маркетинговые стратегии работы на "материнских" и "нематеринских" территориях компаний представляли собой искусные шахматные партии с элементами защиты и нападения.
    Все перечисленное трудно осознать рядовому специалисту розничного рынка, но необходимо понимать, что новая эпоха отношений на оптовом и розничном рынках приведет к необходимости синтезировать знания в данных областях и делегировать полномочия тем сотрудникам, которые могут этими знаниями воспользоваться.
    В сентябре 2003 г. состав основных игроков на розничном рынке электроэнергии и газа был сформирован следующими крупными компаниями, представленными рядом сбытовых брендов (рис. 1):
    1. Немецкие концерны E.On и RWE были представлены:

    2. Английские энергетические компании Sottish & Southern Eng. и Scottish Power были представлены:
    В маркетинговую стратегию компании входило не создание единого сбытового бренда, а укрепление позиций локальных брендов и формирование на основе Southern Electric агрессивной энергосбытовой компании Sales, подразделения которой активно участвовали бы в перераспределении рынков за пределами трех "материнских" территорий.
    3. Французская монополия Electri- city de France была представлена London Energy.
    4. Американский капитал был представлен компанией Centrica, прошедшей листинг на Лондонской фондовой бирже в преддверии покупки сбытового бренда British Gas (некогда единого газового гиганта, по аналогии с ОАО "Газпром"), который принес компании самые прочные позиции на розничном рынке энергии и газа. Этот бренд позволил получать большую величину маржинального дохода лишь за счет имени крупнейшей национальной компании Великобритании, которое за долгий срок существования компании укоренилось в сознании англичан.
    Реформа топливно-энергетической отрасли оказала нужное влияние на инвестиционный климат, что обеспечило рост капитализации электроэнергетических компаний, более эффективное использование активов частным капиталом. При этом в период общей стагнации мировых фондовых рынков и падения индекса FTSE100 (с 2000 г. по III квартал 2001 г. в преддверии отмены государственного регулирования тарифов) агрегированный индекс по отрасли показывал лучшие результаты, чем по рынку в целом. Однако следует учесть, что уже к концу 2003 г. все независимые энергосбытовые компании, сбивавшие цену на розничных рынках (Atlantic, Amerado и т. п.), были куплены одной из шести крупнейших компаний, представляющей капиталы различных мировых финансовых центров на рынке Великобритании. Таким образом, были созданы предпосылки к постепенной монополизации рынка.
    C учетом вышеизложенного необходимо сделать вывод: в период формирования конкурентного пространства путем продажи энергосбытовых компаний в руки частных инвесторов вопросы регулирования их деятельности следует считать приоритетными, поскольку число связей между участниками рыночных отношений в период интенсивного развития рыночной конкуренции значительно возрастает.

    Прозрачность механизма трансляции
    Построение прозрачной системы расчета обязательств является единственным механизмом минимизации риска возникновения кассовых разрывов в результате неплатежей базовых потребителей из-за отсутствия понимания механизма трансляции. Для более прозрачного понимания данного механизма потребителями ниже изложим принципы работы на оптовом и розничном рынках энергии до 1 сентября 2006 г. и после, поскольку именно в результате оценки этих двух моделей станут понятны причины, которые обусловили необходимость принятия Правительством постановления № 530, закрепляющего новые императивные механизмы расчетов на розничном рынке энергии.
    Старая модель оптового рынка предполагала покупку электроэнергии в регулируемом секторе оптового рынка по тарифам, установленным ФСТ на соответсвующий год, а в секторе свободной торговли - по ценам, сложившимся в результате подачи заявок на покупку и продажу электроэнергии энергосбытовыми и генерирующими компаниями. Тарифы на розничном рынке устанавливались на весь год, согласно методу "затраты плюс", когда компании, осуществляющие сбыт, транспортировку и генерацию, заявляют величину необходимой валовой выручки (НВВ), а уполномоченный орган определяет тарифы для различных категорий потребителей, запитанных на разных уровнях напряжения. Старая модель не предусматривала взаимосвязи рынков, закрепляя привилегированность энергосбытовых компаний, которые имели выбор покупки электроэнергии в регулируемом секторе по тарифу ФСТ или в секторе свободной торговли (конкурентном секторе) по цене, определенной на торгах (рис. 2).
    В связи с тем, что тарифы на розничном рынке устанавливались исходя из тарифа на покупку с оптового рынка, определенного ФСТ для каждой при территории осуществлении покупки в секторе свободной торговли по ценам ниже, чем тариф ФСТ, у энергосбытовой компании возникает дополнительный доход, обусловленный вовсе не высоким классом энерготрейдеров, а фактором соотношения цены, формирующейся на конкурентных торгах, и тарифа на покупку с оптового рынка, установленного ФСТ.
    В новой модели оптового рынка покупка осуществляется по регулируемым договорам на рынке "на сутки вперед". Понятие "регулируемый тариф покупки на оптовом рынке энергии" в настоящее время отсутствует, но пакет регулируемых договоров сформирован таким образом, чтобы по итогам года выйти на тариф, утвержденный ФСТ на 2006 г., и не нарушать тарифно-балансовое решение на текущий год. Рынок "на сутки вперед" (конкурентный рынок) стал рынком генераторов, т. к. только они подают ценовые заявки, а сбытовые компании (гарантирующие поставщики) всего лишь заявляют объем, необходимый для удовлетворения нужд потребителей региона (рис. 3).
    Энергосбытовые компании (гарантирующие поставщики) превратились в подобие инфраструктурных организаций, транслирующих желание потребителей купить электроэнергию, называясь при этом "конкурентным" бизнесом. Конкуренция в конечном итоге может сводиться лишь к оптимизации затрат, формирующих необходимую валовую выручку компаний, и точности планирования потребления региона.
    В текущем году объем регулируемых договоров равен 100% от объема потребления, заявленного в баланс энергосбытовой компанией, т. е. в принципе никакой поставки потребителям розничного рынка по предельным нерегулируемым ценам быть не должно, т. к. объем покупки по регулируемым ценам на оптовом рынке (регулируемые договоры) должен равняться величине продажи на розничном рынке, что определенно призвано покрыть планируемое потребление. Однако фактическое потребление зачастую оказывается выше потребления, заявленного в балансе (объема регулируемых договоров), что приводит к необходимости выставления потребителям розничного рынка счетов, в которых появляется новая строчка - объем поставки в рамках предельной нерегулируемой цены.
    В случае если объем фактического потребления оказывается ниже объема покупки по регулируемым договорам (балансового объема), потребители розничного рынка оплачивают потребленную электроэнергию по регулируемым тарифам, установленным уполномоченным органом на соответствующий год. Регулируемый тариф розничного рынка состоит из балансовой стоимости электроэнергии и мощности с учетом транспортировки по сетям соответствующего уровня напряжения и сбытовой надбавки гарантирующего поставщика. Предельная нерегулируемая цена - тот же самый тариф, включающий в части стоимости электроэнергии и мощности не балансовую величину, а конкурентную цену электроэнергии, сформировавшуюся в конкретном месяце. Таким образом, новый механизм расчета определил взаимосвязь частично либерализованного оптового и розничного рынков, закрепив понятие трансляции как процесса, состоящего из двух операций:

  • трансляция объема, купленного по нерегулируемой цене на оптовом рынке, на потребителей розничного рынка;
  • транслирование цены, сформированной на оптовом рынке энергии, на часть электроэнергии, купленной для потребителей розничного рынка энергии, определенной согласно первой итерации.
        У потребителя при этом возникают два закономерных вопроса:
        1. Каким образом происходит разделение полезного отпуска потребителям на регулируемую и нерегулируемую части?
        2. Как была определена предельная нерегулируемая цена?
        Основой методики трансляции в части расчета коэффициента, позволяющего определить долю поставки потребителям розничного рынка по регулируемой и предельной нерегулируемой цене, является составление фактического баланса покупки на оптовом и розничном рынках энергии и потребления на розничном рынке энергии по энергосистеме в целом.
        Основное правило баланса: объем покупки на оптовом рынке с учетом покупки отпуска в сеть у производителей розничного рынка равняется полезному отпуску потребителям с учетом потерь, возникших в сетях распределительных сетевых компаний и иных сетевых хозяйств (рис. 4).
        К покупке на рынке по регулируемым ценам можно отнести покупку на ОРЭ по регулируемым договорам и покупку у производителей розничного рынка энергии. Разница общей величины покупки, равная величине потребления на розничном рынке, позволяет определить объем покупки по нерегулируемым ценам на ОРЭ.
        Объем покупки по нерегулируемой цене на ОРЭ должен распределяться по группам потребителей в определенной пропорции, что обеспечит механизм трансляции объема покупки по нерегулируемой цене. Данная пропорция определяется коэффициентом либерализации, равным отношению объема, купленного по нерегулируемым ценам на оптовом рынке электроэнергии, к общему объему покупки за исключением населения. Умножив коэффициент либерализации на объем полезного отпуска, абонент ЭСК получает объем продажи потребителю по предельной нерегулируемой цене. В нормативных документах также упоминается коэффициент b. Эти два коэффициента связаны: Клиб = b - 1.
        Коэффициент b показывает долю регулируемой части в общем объеме.
        Таким образом, формирование планового и фактического балансов покупки на ОРЭ и продажи в рознице является практическим механизмом расчета коэффициентов, позволяющих определять долю поставки по регулируемым тарифам РЭК и предельной нерегулируемой цене, рассчитываемой гарантирующим поставщиком. Энергосбытовые компании узнают объем своего потребления на оптовом рынке энергии
        после согласования актов учета перетоков со смежными субъектами оптового рынка энергии 7-го числа месяца, следующего за расчетным. Соответственно, определение фактических обязательств на розничном рынке возможно лишь после 7-го числа, что создает ряд проблем для энергосбытовых компаний:
        1. Согласно ст. 21 Налогового кодекса РФ поставщик обязан до 5-го числа месяца, следующего за расчетным, выставить фактическую счет-фактуру, что невозможно в связи с поздним согласованием актов учета перетоков со смежными субъектами ОРЭ.
        2. Казначейства бюджетозависимых потребителей оплачивают фактически потребленную электроэнергию по фактической счет-фактуре, выставление которой происходит не первого числа, как ранее, что является причиной смещения в календарном графике поступления платежей от потребителей РРЭ.
        В расчете стоимости поставки фигурируют четыре переменных, принцип расчета трех из которых прозрачен (рис. 5).
        Предельная нерегулируемая цена - тот же самый тариф, включающий в части стоимости электроэнергии и мощности не балансовую величину, а конкурентную цену электроэнергии, сформировавшуюся в конкретном месяце.
        Более подробное описание механизма расчета цен для определения обязательств потребителей с интегральным и интервальным учетом планируется представить в следующих статьях цикла.
        Подводя итог, отметим, что одной из причин неплатежей на розничном рынке в настоящее время является непонимание основ и принципов определения стоимости электроэнергии потребителями розничного рынка, уверенность в том, что энергосбытовая компания, ассоциирующаяся с прежней монополией, непременно желает обмануть добропорядочного плательщика. От энергосбытовых компаний в данный момент зависит, в каком образе они компании войдут в сознание потребителя. В образе монополии, диктующей свои условия, или в образе делового партнера, обеспечивающего прозрачность механизма расчета на РРЭ для своего клиента. Выбор за вами...